Громкое задержание с несколькими известными. Чем объясняется дело сенатора Рауфа Арашукова.

Сергей Гусев

Следственный комитет рассказал о задержании сенатора Рауфа Арашукова и его отца — советника гендиректора компании «Газпром межрегионгаз» Рауля Арашукова. Отца подозревают в хищениях газа на 32 млрд руб., а сына — еще и в участии в преступной группе и двух убийствах. Следователи совместно с ФСБ проводят масштабные обыски и задержания в 11 городах России.

Перед задержанием Рауфа Арашукова пришлось лишить парламентской неприкосновенности процедуру провели с утра на заседании Совета федерации. Как это было, журналистам рассказала председатель верхней палаты парламента Валентина Матвиенко.

Между тем, нарочито публичное задержание сенатора Арашукова — явный политический сигнал, уверен президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов: «Такого типа задержание само по себе уникально: у нас ни разу не задерживали политиков такого уровня во время исполнения ими обязанностей, непосредственно во время заседания, не под камеры, но, тем не менее, это уже резонансное дело. Понятно, что это политическое высказывание, суть которого заключается в том, что это не просто арест отдельно взятого человека, а сигнал, что происходит разбирательство, в том числе и с северокавказским направлением, и сейчас активно начинается работа по всем республикам региона. Это очень важная позиция, потому что там присутствуют высокопоставленные руководители.

То, что это происходило во время заседания, говорит о том, что это федеральная повестка, а не просто региональная какая-то история, которая, наконец, выплыла спустя восемь-девять лет».

Задержание Арашуковых может означать, что центральная власть пересмотрела свое отношение к нарушениям закона влиятельных людей из южных республик, отметил политолог Андрей Колядин: «Это действительно не только очень серьезные фамилии в Карачаево-Черкессии, но влиятельные фигуры и с федеральной точки зрения. То, что происходит сейчас, это задержание, показывают, что здесь есть и политическая составляющая, но и есть некая инерция, которая заставляла Арашукова не уезжать никуда, оставаться в России. Потому что на протяжении долгого времени люди, совершающие самые различные криминальные проступки на территории кавказских республик, если у них было серьезное влиятельное лобби, могли избежать возмездия. Ситуация стала меняться только в последние годы.

И если сейчас принимается столь серьезное решение, то, значит, просто еще время подошло.

Происходит пересмотр очень многих событий криминального плана, на которые раньше не обращали внимания на Кавказе, но регион тоже должен жить по российским законам».

Александр Башкин, сенатор, — о задержании Рауфа Арашукова: Его поведение было вполне спокойным и сдержанным. Он не перебивал выступающих, председательствующего, но в конце выступления прокурора он действительно поднялся и по проходу стал подниматься к выходу. Валентина Ивановна попросила его вернуться на свое место в связи с тем, что еще не закончилось обсуждение вопроса, и он сел на свое место. Хотя, честно сказать, у меня сложилось впечатление, что он был в смятении. Оно просто как бы успокоился, но он был ошарашен, потому что когда он возвращался на свое место, то промахнулся мимо него и сел совсем не на свое место, а на другое свободное. Затем в зал зашли несколько оперативников, которые проводили господина сенатора до выхода. Не было потасовки, не было драки, не было скручивания рук. Естественно, какое-то оперативное сопровождение любого момента должно быть.

Конфликт вокруг Арашуковых протекает в двух измерениях — это контроль над потоками денег и одновременно масштабная политическая борьба, считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин: «Сейчас на позиции клана Арашуковых негативно влияет в основном то, что слишком большие денежные потоки они поставили под свой контроль, и слишком много игроков, в том числе из силовых структур, хотели бы эти потоки контролировать. Можно говорить, что это попытка разгрома клана Арашуковых. Будет эта попытка удачной или нет, покажет время. Это попытка, наверное, первая столь масштабная, но попытки нанести удар, в том числе с участием правоохранительных органов, предпринимались и ранее. Почему сейчас? Скорее всего, как в большинстве подобного рода конфликтов, здесь наложились узкоаппаратная борьба за финансовые потоки северокавказской энергетики и демонстрация федеральным центром нового отношения к региональным элитам вообще, и к северокавказским элитам в частности. Если бы не было Дагестана, наверное, не было бы и сегодняшней истории.

Сейчас, конечно, основная интрига — даже не будущее клана Арашуковых, а то, кто из серьезных игроков и регионального, и федерального уровня попадет под удар.

В противном случае получится, как с делом полковника Захарченко, когда нашли колоссальные суммы на десятки миллиардов рублей, и всем ясно, что это деньги не только и не столько Захарченко, но никаких фамилий не прозвучало. Вот как здесь получится, большой вопрос. Если так, как с Захарченко, то, значит, ничего не поменялось, кроме тех, кто контролирует финансовые потоки».

В Следственном комитете сообщили, что сенатору Рауфу Арашукову предъявлено обвинение в участии в преступном сообществе, давлении на свидетеля и убийстве. Как добавили в ведомстве, парламентарий потребовал переводчика, так как, по его словам, недостаточно хорошо владеет русским языком.

«Коммерсантъ FM» от 30.01.2019.