Иван Проханов – великий просветитель и организатор Евангельского движения России.

Зайченко А.С.

Ивана Степановича Проханова можно считать самым заметным воплощением и удивительным результатом волны евангельского просвещения, охватившей во второй половине 19 века лишь незначительную часть российского общества.

Все в нем и вокруг него было по-российски необычным и новым. Он уникален своей биографией, своими жизненными достижениями, своими приобретениями и своими утратами. Он уникален даже временем неповторимых перемен, в которое ему довелось жить. Жизнь Ивана Степановича проходила в удивительную эпоху перемен. Она началась во время Александра II, царя-реформатора, а сам Проханов стал свидетелем, и подчас участником 3-х русских революций.

Иван Проханов в своей жизни все время стремился вперед и вверх, от простого к сложному, от приземленного – к возвышенному, от возвышенного — к духовному, Но, меняя социальную среду своего обитания, места проживания, конфессии и церкви, Проханов, тем не менее, всегда оставался преданным Христу Спасителю и евангельской идее, в самом прямом ее смысле.

Он жил на разломе социальных судеб своего класса: отец — из крестьян, сын — интеллигент-разночинец. Жизнь последовательно переводила его из народно-крестьянского мира русских молокан сначала в сектантский баптистский круг общения, а затем — в среду высокообразованных современников, в том числе носителей достижений западной протестантской мысли.

Он был землепашцем и инженером, прихожанином и пастором, руководителем городских, общероссийских и международных христианских союзов, еще он был организатором, миссионером, и, — невиданное дело — создателем и руководителем двух политических христианских партий. Проханов, к удивлению, многих современников оказался, довольно удачливым управляющим своих многочисленных проектов. Некоторые их них дожили до наших времен или были воссозданы уже в новой России: это организационно-управленческая форма общероссийских протестантских союзов, Библейские курсы для проповедников и миссионеров, музыкальные курсы, сборники духовных песен, профильное молодежное служение. Особенно успешным можно считать налаживание Прохановым широкой сети миссионерского служения, его издательско-просветительскую деятельность, особенно издание христианских журналов, песенников. При этом, большую часть своей активной трудовой жизни (23 года) он провел, совмещая профессиональную деятельность как инженер-механик с плодотворным христианским служением.

Но будем помнить, что Иван Степанович испытал и горечь расколов, потери соратников, непонимания и даже осуждения со стороны почитателей, бывших друзей. А в советское время, свыше 15 лет своей жизни ему пришлось пережить судьбу арестанта, заключенного, изгоя и «врага народа».

И все-таки можно сказать, что Проханов опередил свое время, по своим способностям, талантам, по энергетике своих инициатив и личной трудоспособности, по мощному потенциалу своего видения евангельского будущего России, он не мог не создавать новое. Объединять и консолидировать уже имеющиеся в стране христианские церкви, институализировать христианскую среду, создавать и запускать парацерковные и общественно-церковные структуры, издательства на самых разных уровнях управления – все было ему под силу. Это отвечало его видению России как мощной христианской державы, наподобие западным протестантским демократиям, с которыми он был более-менее знаком. Достигнуть этого он рассчитывал через ненасильственную реформацию православной церкви, путем реализации многочисленных проектов евангелизации и духовного просвещения населения России.

Но ему были знакомы ошибки и поражения. Многие его начинания заканчивались неудачей еще при жизни создателя: ему так и не удалось создать объединенный союз баптистов и евангельских христиан. Сформированный им Российский евангельский союз (аналог Европейского евангельского Альянса), так и не заработал. Оказались нежизненными его проекты многочисленных сельскохозяйственных коммун евангельских христиан, большинство из которых исчезло задолго до гонений советской власти в результате внутренних противоречий и самой утопичной природы таких хозяйств. Они распались под воздействием тех же социально-экономических факторов, по которым на протяжении столетий много раз распадались подобные объединения в разных странах христианской культуры.

Мы говорим здесь не о провалах, которые были предопределены жестким сопротивлением российской, а затем советской власти. Здесь имеются ввиду ошибки и неудачи, вызванные субъективными промахами и неверными ожиданиями как самого Проханова, так и той среды в которой он рос, развивался и нес служение как христианский лидер общероссийского масштаба.

Во-первых, здесь прежде всего можно отметить его утопическую установку на достижение быстрых и радикальных результатов своих проектов. Он считал, что те возможности, которые евангельская церковь, культура и богословская мысль России потеряли за периоды темных веков средневековья и даже нового времени, можно восполнить и воссоздать волей, молитвой, реформаторскими усилиями одного поколения, а по сути одного человека. Он мечтал быстро евангелизировать всю страну, а затем построить новую Россию, начав в ней изменения социальных, культурных, экономических и даже политических институтов общества. От этих планов захватывало дух, но он всегда шел до конца в попытке использовать все шансы, которые, по его мнению, давала ему история и конкретные обстоятельства.

Во-вторых, он недооценивал консолидирующую роль христианского богословия, его значения в расширении как числа евангельских церквей, так и в достижении ими доктринальной и организационной устойчивости. Он не замечал, что движение, которое он хотел создать и возглавить, не имело на тот момент ни своей богословской базы, ни своих мыслителей, ни учителей, что по своей социальной природе оно было в своей массе маргинальным, сектантским, часто носителем искаженных идей Евангелия. Он либо считал возможным безболезненно привить на российскую почву готовые теологические конструкции и организационно-культурные институты, а также ценности западного протестантизма, либо вообще не придавал этому особого значения, по крайней мере, в его трудах он нигде, никогда не упоминает о важности решения этой проблемы.

А ведь Реформация началась именно как движение глубокой мысли о самых важных истинах евангельской вести. Она родилась в университетах и ее проводниками и вождями были мыслители-богословы Лютер, Кальвин, Цвингли и другие. Лишь самые сокровенные мысли о тайнах Божьего Промысла, спасении, Царстве Божием, преображении и освящении человека в славу Христа могут стать и реально становились во все века движущей силой созидательных движений верующих.

Ошибки и неудачи Проханова во многом повторили российские евангельские христиане, их церкви и союзы в бурную эпоху 90-х годов ХХ века, когда снова делался упор на внешние показатели активности: число евангелизационных мероприятий, новых церквей, крусейды на стадионах. Но при этом сохранялись авторитарные принципы управления церквями, низкий уровень евангельской просвещенности членов общин и новообращенных, неразвитость богословских основ для церковной и миссионерской практики, отстраненность от российского исторического и культурного контекста. Трудно допустить, что даже при наличии очень благоприятных условий продолжения демократических процессов в пост-имперской России, большинство этих планов имели бы реальные шансы на успех.

Иван Проханов в своих реформаторских усилиях в России был удивительно одинок. Сам выходец из молокан и баптистов, у него не сложились отношения с руководством Баптистского Союза, с их лидерами: Яковом Жидковым, Василием Павловым, Василием Ивановым. Особое сожаление вызывает тот факт, что у Ивана Проханова не состоялись соработнические отношения с Иваном Каргелем, его современником, христианским мыслителем, разработчиком богословия российского евангельско-баптистского братства. Вот что пишет по этому поводу Софья Ливен, отмечая разницу между петербургскими общинами евангельских христиан, возглавляемыми Каргелем и Прохановым: «Брат Каргель стремился главным образом углубить верующих в познании Господа и Его Слова, а брат Проханов призывал своих членов к деятельному участию в общинной жизни: он организовал союз молодёжи, хор, журнал, курсы и прочее».

Вместе с тем, мы будем всегда помнить и ценить жизненный подвиг искреннего служителя Христа. Его мечтой было не только открыть Священное Писание народу, но и привить ему ценности евангельских обетований, а затем на основе этих новых духовных ценностей, построить в России Царство Божие.

На основе изложенного можно сделать два вывода.

Первый — касающийся самого Проханова. Иван Степанович много сделал для евангельского пробуждения России. Но запустить процесс евангелизирования православной церкви России он не смог. В силу обстоятельств ему даже не удалось сделать необратимым процесс расширения самих евангельских церквей.

Второй вывод – для нас самих. Положительный и отрицательный опыт Ивана Степановича позволяет нам по–новому осмыслить роль в расширении границ евангельской вести такого качества самих исполнителей Божией воли как глубина их личного духовного опыта.

Спасибо за внимание.

Доклад зачитан на Конференции Института Европы Российской Академии Наук «Историческая, культурная и социальная роль протестантизма в России и Европе», 28 февраля 2019г.

 

 Судьба блока фундаментальных благ Евангелия в России.

Зайченко А.С.

Сегодня в России мы наблюдаем сохраняющуюся неукорененность верующих и церковных служителей в базовых категориях и понятиях евангельской вести. Особенно это заметно в исключительно важной части Благой Вести — в ее мотивировочном блоке, вмещающим в себя такие понятия фундаментальных благ евангелия, как: спасение, радость, усыновление, соработничество и общение с Богом, пребывание Царстве Божием здесь на земле, действие благодати. Что еще более печально, мотивы воспринимаются многими верующими и руководством церквей как оторванные друга от друга богословские сущности, а не как логичные и живые, развивающиея процессы взаимодействия между волей Бога и волей человека в ходе развертывания Божьего плана спасения. Особенно большой урон духовной и практической жизни верующих и церквей наносит неосмысленность и просто игнорирование возрастания благодати в процессах спасения, преображения, освящения, пребывания с Богом.

Как правило, эти процессы в церквах до сих пор рассматриваются как способы укрепления духовной жизни вновь уверовавших лишь на первой стадии их духовного роста, после крещения, кода первое действие благодати Божией («первая любовь») быстро проходит. После того, как «дело сделано» и кандидат на крещение стал полноправным членом общины, церковь особенно не интересуется дальнейшим процессом его спасения, исполнения Духом, началом служения в его телесном храме Святого Духа.  Назидательная и вероучительная тематика служений внутри церкви переполнена предупреждениями об опасности для души верующего, силе греха, угрозах дьявола, светского мира, призывами быть готовыми к испытаниям и даже страданиям. Фундаментальные евангельские блага, если и присутствуют, то они абсолютно не увязаны с контекстом реальной жизни верующего, с его уровнем понимания всей логики процессов Божьего плана спасения, они живут своей изолированной, бумажной жизнью нераскрытых Божьих тайн и откровений, о чем говорит апостол Павел на протяжении всей второй главы Первого послания Коринфянам.

В результате очень многие церкви в мире отмечают преобладание у себя в общинах негативного эмоционального фона и даже негативной культуры общения, в которой мощное действие фундаментальных евангельских благ Божьего мотивирования практически отсутствует. А мир так нуждается наших ответах на стремительно растущий спрос на духовность, но в евангельских церквах ответа они не находят. По данным Института Социологии РАН сегодня свыше 60% молодежи западных стран переживает опыт обращения к духовности, который они находят в практиках эзотерики, восточных культов. интернет-духовности, духовности НЛО и т.д. и т.п.

Сегодня призыв Христа к людям может быть услышан лишь при кардинальном духовном обновлении самих евангельских христиан и их церквей, В России для этого необходима массовая «внутренняя евангелизация», обращенная прежде всего внутрь церкви, к самим верующим, и в первую очередь, к ее служителям. В результате такой «внутренней евангелизации», через «обновление ума» они должны пережить личный опыт вхождения и пребывания в процессах личного преображения и освящения в славу Христа, как непрерывную (день за днем) духовную динамику, как существенную часть их личной жизни. Это к ним прежде всего должны относиться слова апостола Павла из 2Кор.3:18: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа.»

Мир в Боге.ру

 

Запись Иван Проханов и судьба блока фундаментальных благ Евангелия в России. впервые появилась Мир в Боге.