Джон Чарльз Райл.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.» Ин. 1:1-5

Первый стих Евангелия от Иоанна всегда считался одним из самых величественных стихов в Библии. Древние говорили, что эти слова заслуживают того, чтобы быть написанными золотыми буквами в каждой христианской церкви. Воистину, такое вступление действительно достойно того, кого Иисус именовал “сыном громовым”.

В этом замечательном стихе содержится три истины. Наш Господь Иисус Христос, названный Словом, вечен; Он — Личность, отдельная от Отца, но одновременно самым тесным образом соединеная с Ним и, наконец, Он — Бог. Следует заметить, что под словом “Бог” во второй части этого стиха подразумевается Бог Отец, а в третьей — идет речь о божественной сущности Христа.

Выражение “В начале…” следует понимать “в начале всего творения”. Эти слова похожи на первые слова Книги Бытие: “В начале сотворил Бог небо и землю” (Быт. 1:1).

Слово “было” означает “существовало”. Смысл всего стиха заключается в том, что Господь Иисус Христос уже существовал до того, как был сотворен этот мир и впервые появилась материя. У Христа не было начала. Он существовал до начала всего. Никогда не было того, чтобы Его не было. Иначе говоря, Господь Иисус Христос вечен.

Многие отцы церкви подчеркивали, что слово “был” в первом стихе имеет огромное значение. Они обращали внимание на то, что в первых двух стихах оно повторяется четыре раза. Не сказано, что “Слово было сотворено”, а сказано, что “Слово было”. Василий говорит: “Слова “начало” и “было” подобны двум якорям, которые надежно удерживают корабль человеческой души среди бури ересей”.

Кроме Иоанна, никто больше не называет Христа “Словом”. Я не вижу неопровержимых доказательств тому, что кто-то еще из авторов Нового Завета называет Мессию этим именем. Даже такие отрывки, как Деян. 20:32 и Евр. 4:12, не могут свидетельствовать в пользу этого. То, что Иоанн под Словом имеет в виду Иисуса Христа, личность, а не сказанное Богом слово, видно из того, что он говорит дальше: “И Слово стало плотию, и обитало с нами”. Очевидно, что использованный здесь термин был хорошо знаком евреям. Комментаторы по-разному объясняют, почему только Иоанн использует это имя Христа.

Тертуллиан, Цвингли, Мускул, Буцер и Кальвин, считают, что Христос назван “Словом” потому, что Он — мудрость Божия, “мудрость” из Книги притч. Они перевели бы данное выражение как “ум”, “мудрость” или “совет”.

Другие, среди которых некоторые отцы церкви, считают, что Христос назван “Словом” потому, что Он является отражением разума Бога Отца, “сиянием славы и образом ипостаси Его”. Точно так же, как наши слова, если они честны и искренни, выражают наши мысли.

Картрайт и Титман считают, что Христос назван “Словом” потому, что именно о Нем говорили все ветхозаветные пророчества. Приход Христа был обещан.

Меланхтон, Роллок, Гомар и Скотт, полагают, что Христос назван “Словом” потому, что Он объявляет и объясняет волю Отца. В этой же главе говорится: “Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил” (ст. 18, курсив мой. — Дж. Р.). Еще написано, что “Бог… в последние дни сии говорил нам в Сыне” (Евр. 1:2, курсив мой. — Дж. Р.).

Я считаю, что последнее из толкований наиболее убедительно. Но все они не более, чем предположения. По всей видимости, многое в этом имени останется загадкой.

Некоторые из комментаторов полагают, что второе Лицо Троицы было названо несколько раз “Словом” и в Ветхом Завете. В подтверждение тому они приводят следующие отрывки: Пс.32:6; 106:20; 2 Цар. 7:21 и 1 Пар. 17:19. Однако ни один из них не звучит достаточно убедительно. Более веское подтверждение данная гипотеза находит в трудах раввинов, в которых Мессия часто называется “Словом”. В одном из древних переводов 3-ей главы Бытия говорится, что Адам и Ева “услышали Слово Господа, ходящее в саду”.

Сегодня нам непривычно называть Бога “Словом”, но, очевидно, что для иудеев и эллинов это имя было более привычным. Нельзя согласиться с теми, кто утверждает, что Иоанн заимствовал это слово у философов. Приняв такую точку зрения, нам придется отказаться от богодухновенности Писания. Нам же достаточно знать, что имя, которое использовал Иоанн для обозначения второго Лица Троицы, было хорошо знакомо кругу его читателей.

Это выражение говорит о самом полном и невообразимом единстве первого и второго Лица благословенной Троицы. Несмотря на единство, они остаются разными личностями. Пирсон говорит: “Именно к Нему обращался Отец, когда говорил: “Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему”” (Быт. 1:26).

Взаимоотношения между Лицами Троицы — одна из самых непостижимых тайн. Природу связи между Отцом и Сыном человеческий разум не в силах объяснить. Августин пытался проиллюстрировать ее с помощью солнца и его лучей, а также с помощью огня и света, который он дает. Свет не то же самое, что источник света, но они неотделимы друг от друга: где есть источник света, там есть и свет. Но все подобные иллюстрации несовершенны. Поэтому лучше просто верить, чем пытаться объяснить. Наш Господь ясно говорит: “Я в Отце и Отец во Мне”, “Я и Отец — одно”, “Видевший Меня видел Отца” (Ин. 14:9-11; Ин. 10:30). Давайте же будем непоколебимо уверены в том, что Отец и Сын — два различных Лица Троицы, равноправные и одинаково вечные, но в то же время единые в Своей сути, неразрывно связанные и неразделимые. Давайте не будем, как написано в Афанасьевском символе веры, смешивать Лица и разделять сущность.

Мускул отмечает, что Иоанн осторожен в выборе выражений: он написал “Слово было у Бога”, а не “Бог был у Бога”. Тем самым напомнив нам, что существует не два Бога, а один.

Это предложение говорит о том, что Господь Иисус Христос, вечное Слово, по Своей сущности такой же Бог, как и Отец. Сказать о божественности Христа более четче, чем это сделано в этом отрывке, просто невозможно. Нельзя утверждать, что здесь говорится о божественности Отца, так как в божественности Отца и так никто не сомневался. Нельзя также утверждать, что здесь божественность приписывается сотворенному и низшему, чем Отец, существу, подобно тому, как иногда князья этого мира именуются “богами”. Тот, кто назван в этом отрывке Богом, — Существо несотворенное и вечное. Слово абсолютно равно Отцу. Отец, Сын и Дух Святой равно божественны. То, что некоторые, имея перед глазами такой ясный текст, утверждают, что Господь Иисус Христос — всего лишь человек, только доказывает испорченность человеческого сердца.

Заканчивая изучение этого стиха, остается сказать лишь то, что в нем заключены такие глубокие тайны, что человеческий ум не в силах проникнуть в них, а земные слова слишком скудны, чтобы их описать. Как может быть в единстве множество, а во множестве — единство, как три Лица Троицы могут быть единым Богом, как Христос может одновременно быть в Отце, то есть быть одной с Ним сущности, и с Отцом, то есть быть независимой от Него Личностью — всего этого наш ум не может постичь. Блаженны те, которые согласны с высказыванием Бернарда: “Пытаться до конца исследовать эту тайну — глупость. Поверить в нее — благочестие. Познать ее — жизнь вечная. Эту тайну невозможно постичь, не полюбив ее”.

В этом стихе Иоанн повторяет мысль, высказанную во второй части первого стиха, предвидя возражение людей, чье сознание испорчено грехом, против того, что Христос является отдельным Лицом Троицы. В ответ на это возражение Иоанн утверждает, что Слово, которое было вечным и которое было Бог, с самого начала, от вечности существовало как отдельное и в то же время единое с Отцом Лицо Троицы. Иными словами, никогда не было того, чтобы Христос не был “у Бога”.

В Ветхом Завете есть два отрывка, которые проливают свет на учение, изложенное в этом стихе: Прит. 8:22-31 и Зах.13:7. Отрывок из Книги притч будто специально написан для того, чтобы объяснить этот стих. Отрывок из книги Пророка Захарии содержит выражение похожее на выражение “у Бога”: “О, меч! поднимись на пастыря Моего и на ближнего Моего, говорит Господь”. Слова “на ближнего Моего”, по мнению наиболее авторитетных комментаторов, относятся к Мессии, Иисусу Христу, а Пул говорит, что слово “ближний” значит “находящийся возле” или “соединенный”.

Не думайте, что повтор, встречающийся в первых двух стихах, бесполезен и бессмыслен. Эроусмит отмечает, что “повторы в Библии используются с разной целью. В молитве они говорят о силе душевного порыва. В пророчестве — о скором и неизбежном исполнении слов пророка. В предупреждениях они подчеркивают неотвратимость и внезапность наказания. В уставах — необходимость их соблюдения. В утверждениях они служат для того, чтобы показать важность излагаемых в них истин”.

Это предложение говорит о том, что творение было делом рук Сына в той же мере, что и Отца. “Ибо Им создано все…” (Кол. 1:16), “…В начале Ты, Господи, основал землю…” (Евр. 1:10). А Тот, кто является Творцом, не может быть кем-то, кроме Бога.

Это выражение совсем не подразумевает, что Бог Отец и Бог Сын не равны: как будто Сын был простой рабочий, действовавший по указанию Отца. Оно также не означает того, что Бог Отец не принимал участия в сотворении. Это выражение говорит о том, что вечное Слово и в творении, и во всем остальном сотрудничало с Отцом. “Ибо, что творит Он, то и Сын творит также” (Ин. 5:19). “Чрез Которого и веки сотворил” (Евр. 1:2). Когда мы читаем: “Мною цари царствуют” (Прит. 8:15), нам ни на минуту не приходит в голову, что слава царей превосходит славу Того, кем они царствуют.

Эти слова служат дополнительным доказательством тому, что Христос не был сотворен. Если все без исключения было создано с Его участием, очевидно, что Сам Христос не может быть творением.

Отцы Церкви, основываясь на этом стихе, приходили к самым необычным заключениям о происхождении зла в этом мире. “Если ничего не появилось без Христа, — рассуждали они, — то откуда взялся грех?” Самый простой ответ на этот вопрос заключается в том, что грех не был в числе того, что было создано в начале. Грех появился позже, в результате грехопадения. “Одним человеком грех вошел в мир” (Рим. 5:12). Но грех вошел в мир с Божьего позволения. Более того, Господь обратил зло греха в добро, проявив Свою милость в искуплении. У нас нет оснований полагать, что грех относится к тому, что было сотворено Христом.

Это выражение говорит о том, что по решению Троицы Христу была назначена роль источника, начала и первопричины жизни. Жизнь течет от Христа. Что же касается того, о какой именно “жизни” здесь идет речь, по этому поводу среди комментаторов существуют разные мнения.

Кирилл, Феофилакт, Кемнитий и Кальвин, считают, что здесь имеется в виду непрекращающаяся забота провидения Христова о всем творении. Создав все, Он поддерживает во вселенной жизнь и порядок.

Цвингли, Картрайт, Эроусмит, Пул, Альфорд и большинство современных комментаторов полагают, что в понятие “жизнь” входят все ее виды: животная, растительная и духовная. “Пошлешь дух Твой — созидаются” (Пс. 103:30). “Ибо мы Им живем и движемся и существуем” (Деян. 17:28).

Лютер, Меланхтон, Брентий, Флаций, Лайтфут, Лэмп и Пирс считают, что данное выражение относится исключительно к духовной жизни, то есть только Христос — источник жизни для людей здесь и на небесах. Христос был Творцом этого мира, Он же является автором и нового творения. Этого мнения придерживаюсь и я. Во-первых, о сотворении природы уже сказано в предыдущем стихе. Во-вторых, данная точка зрения лучше всего согласуется с заключением этого стиха и с отрывками: “Ибо у Тебя источник жизни; во свете Твоем мы видим свет” (Пс. 35:10) и “Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его” (Ин. 5:11).

Это выражение означает, что жизнь, которая была во Христе, еще до грехопадения была предназначена к тому, чтобы открыть человеку путь на небеса. Она должна была удовлетворить нужду человеческой души и стать единственным утешением для всех спасенных. Только те, которые последовали за Христом, как за светом, обрели жизнь в Боге и стали гражданами небесного царства. Вне Христа человек не может найти ни духовной жизни, ни света.

Это выражение говорит о том, что Христос предлагает людям духовный свет, но после грехопадения люди постоянно пренебрегают им. Этот свет подобен свету от свечи, горящей в темном помещении. Он светит в мире тьмы, делая тьму более заметной. Неверующие люди пребывают в тьме духовной. “Вы были некогда тьма” (Еф. 5:8).

По поводу этого предложения Эроусмит пишет: “В делах творения и провидения Христос сиял на протяжении всех веков. Он оставил множество свидетельств о Себе. Все творение похоже на профессора, который читает людям лекцию о Боге, Его мудрости, силе и благости”.

В заключение размышления о первых стихах Евангелия от Иоанна я хотел бы еще раз подчеркнуть то, что ни один комментатор не способен проникнуть в глубину великих истин, содержащихся в этом отрывке. Я приложил немало усилий, чтобы сделать этот отрывок более понятным. Ввиду его огромной важности, я посчитал уместным сделать больше примечаний к нему, чем обычно. Но даже после этого я ощущаю, что смог лишь поверхностно коснуться этого удивительного отрывка. До конца же понять его мы сможем только в вечности.

Джон Чарльз Райл, Размышления над Евангелием от Иоанна.

reformed.org.ua

Запись Откровение о великой надежде человека. впервые появилась Мир в Боге.