Архив: Июнь, 2018

Определен срок открытия северо-восточного участка Большой кольцевой линии

Северо-восточный участок Большой кольцевой линии (БКЛ) метро планируется открыть в 2021 году. Такое заявление сделал заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин. «Сейчас идет активное строительство этого участка. Здесь расположено шесть станций», — рассказал он.


Европа заметалась перед «идеальный штормом».

О запасе прочности ЕС.

Сергей Строкань

Открывшийся вчера саммит 27 государств—членов ЕС уже назвали одним из самых сложных. Отметивший год назад 25-летие Маастрихтского договора Евросоюз в самом деле пребывает далеко не в лучшей форме. Не замечать этого не могут даже самые неисправимые энтузиасты европейского проекта открытых границ, единого экономического пространства и общего европейского менталитета. Того самого проекта внутри западного мира, который, казалось, успешно конкурировал с американской мечтой и по сравнению с ней в чем-то выглядел более продвинутым, более «умным», более гуманным.

Притом, что нелицеприятной дискуссии по проблеме миграции не избежать, есть все основания сделать вывод, что дело не только и даже не столько в беженцах. Это не просто кризис европейской идентичности, не просто еще одна болтанка в зоне турбулентности, в которую ЕС попадал не раз, обсуждая то увязшую в долгах Грецию, то готовящуюся на выход Британию, то вечно несогласную со старожилами новую Европу.

Переживаемый Евросоюзом момент лучше всего описать понятием «идеальный шторм». «Идеальный шторм», который может случиться один раз в 20 или 50 лет,— это редкое стечение неблагоприятных обстоятельств, способных накладываться друг на друга и вызывать к жизни явления невиданной разрушительной силы. Вырывающий с корнем вековые деревья «идеальный шторм» способен смыть почву под ногами и потрясти устои.

Каковы же его слагаемые для Европы?

Во-первых, это перевоплощение Италии. Отказавшись принимать мигрантов, новое итальянское правительство Джузеппе Конте бросило вызов остальным европейским грандам. Вдобавок, призвав пересмотреть политику санкций в отношении Москвы, оно поставило под сомнение эффективность российской политики Брюсселя. Таким образом, единства старой Европы, придававшего ей запас прочности и позволявшего справляться с прошлыми потрясениями, больше не существует. Италия оказалась в лагере тех, кто раскачивает лодку, а не пытается сидеть в ней тихо и усердно грести за двоих.

Во-вторых, это губительные для европейского единства метаморфозы Германии. Неформальный лидер ЕС Германия рискует перестать выглядеть непобедимой и способной решать любые проблемы. Своеобразным символом этой метаморфозы стала вылетевшая из чемпионата мира по футболу немецкая сборная. Столкнувшись с бунтом внутри собственной правящей коалиции, когда глава МВД Хорст Зеехофер грозится закрыть границы и начать высылку мигрантов, непотопляемая Ангела Меркель получила удар в спину. Теперь любое решение окажется для нее проигрышным. Если Меркель пойдет на ужесточение иммиграционной политики, то пожертвует теми ценностями, которые были для нее незыблемыми. Однако, подтвердив верность этим ценностям, она рискует стать полководцем без армии.

Но на этом слагаемые «идеального шторма» для Европы не заканчиваются. На все более разобщенных европейцев наступает Дональд Трамп, навязавший Европе торговые войны.

«Евросоюз должен быть готовым к худшим сценариям в отношениях с США»,— предупредил глава Европейского совета Дональд Туск. Так «идеальный шторм» для одних становится идеальной возможностью для других. Для Дональда Трампа это возможность попытаться доказать, что американская мечта в его понимании все равно победит европейскую.

Газета «Коммерсантъ» №112 от 29.06.2018, стр. 5.

Запись Европа заметалась перед «идеальный штормом». впервые появилась Мир в Боге.


500 дней на вершине власти — Трамп продолжает доминировать во всех областях.

Мир пока не научился правильно «читать» нынешнего американского президента. А пора бы…

Федор Лукьянов

В более спокойные времена летом на международной арене наступало затишье — своего рода политические каникулы. Сейчас странно даже ждать паузы — события развиваются быстро и случаются кучно. Если все же по традиции попытаться подвести итоги условного мирового сезона, нет сомнений в том, кто является главным действующим лицом, «приглашенной звездой» глобального шоу.

Дональд Трамп доминирует во всех жанрах — в новостях, дискуссиях, пародиях, постах в соцсетях, аналитических записках и секретных донесениях. Действия и поступки президента США определяют мировую атмосферу и диктуют всеобщую повестку дня. Соединенные Штаты при нем попали в подобие изоляции — очень мало кто поддерживает курс Трампа. Но именно это вынужденное (хотя, скорее, вполне целенаправленное) обособление Америки еще нагляднее оттеняет ее реальную мощь, роль и возможности в международной системе. Непримиримые критики и оппоненты Трампа бессильно разводят руками, не будучи в состоянии противодействовать его концентрированному напору.

Слово, которое часто звучит применительно к Трампу — непредсказуемость. Именно она, как считается, служит сегодня основным источником нестабильности в мире. Такая оценка парадоксальна. Президента можно упрекать во многих вещах — от взбалмошности и упертости до невоспитанности и невежества, но только не в непредсказуемости. Он последовательно придерживается избирательной программы, с которой шел на высший пост и которая ему этот пост в конце концов и обеспечила.

Ни один из шагов Трампа, вызвавших наибольшее бурление за полтора года его президентства, не был неожиданным. Отказ от Транстихоокеанского партнерства и договоренностей с Ираном, торговые войны с крупнейшими экономиками мира и жестокая миграционная политика, брань в адрес союзников по НАТО за пристрастие к халяве, перенос американского посольства в Иерусалим и регулярное применение (как минимум угроза применения) силы, снижение налогов и повышение военных расходов — все это содержалось не только в программе кандидата Трампа, но и в его выступлениях, статьях, книгах и интервью на протяжении многих лет.

Когда недавно бывший советник президента США по стратегическим вопросам Стив Беннон сказал в интервью Эй-Би-Си, что, по его мнению, Трамп никогда не лгал, это вызвало взрыв издевательских комментариев. Образ Дональда Трампа, тиражируемый его бесчисленными оппонентами, — бессовестный демагог, который не брезгует прямым враньем по любому вопросу, когда это ему нужно. И этот образ подтверждается тем, что к Трампу очень подходит русская поговорка «язык без костей» — ему искренне безразлично, когда его уличают, что по каким-то вопросам он говорит прямо противоположные вещи с промежутком в полтора часа. Это присущая Трампу физическая потребность все время быть в центре внимания. Но тактическая, краткосрочная непоследовательность и действительно более чем вольное обращение с фактами компенсируются жестким следованием стратегическому видению. За деревьями текущей клоунады нельзя пропустить лес продуманного целеполагания. И относительно намерений Трамп вправду не лукавит.

Трамп — краснобай, как все американские политики, хотя в его случае фонтанирование даже не словами, а междометиями доходит до грани абсурда.

Однако его словесные потоки, которые иногда сложно спародировать, настолько они смехотворны сами по себе, лишены лицемерия. И здесь один из секретов успеха в глазах избирателя — люди чувствуют искренность, последние искорки которой давно исчезли у большинства записных политиков. Главное — избирателям кажется, что Трамп (как и вообще так называемые популисты по всему миру) наконец-то повернулся к их реальным проблемам, тому, что волнует простых граждан, а не оторванную от их жизни верхушку, которая делано сокрушается бедам населения, существуя в другой вселенной.

Иван Крастев, болгарский политический комментатор, обладающий тонкой интуицией на общественно-политические процессы, объясняет в недавней книге, почему, например, миграционный поток стал поворотным моментом в европейской политике: «Неумение и нежелание либеральных элит обсуждать миграцию и справляться с ее последствиями, их уверенность в том, что существующая политика выгодна всем, для многих уподобляет либерализм лицемерию. Бунт против лицемерия либеральных элит в корне меняет политический ландшафт Европы».

В Америке миграция тоже тема номер один, особенно все обострилось в последние дни из-за проблемы разделения семей нелегальных мигрантов на мексиканской границе. Трамп тут явно переусердствовал: отбирать детей у родителей под телекамеры — столь явное людоедство, что это покоробило даже сторонников жестких мер, не говоря уже об остальных. Однако неудивительно, что именно миграционная тема стала повсеместным детонатором — она превратилась в восприятии европейцев и американцев в вопрос о физической безопасности каждого (справедливо или нет — в данном случае неважно) и сохранении привычного образа жизни. Как ни странно это прозвучит, но миграционная проблема в некотором смысле напоминает «советскую угрозу» второй половины ХХ века — по своей потенциальной консолидирующей силе. Советов боялись ведь не только потому, что СССР мог уничтожить Запад ядерным ударом. Советский Союз претендовал на то, что он несет другую общественную модель и соответственно заставит европейцев и американцев жить по-другому, изменит то, к чему они привыкли. Появление на Западе предпосылок к новому политическому ландшафту взамен классических правых-левых, либералов-консерваторов очень катализируется именно миграционным вопросом. Правые и левые отчасти смыкаются именно в теме защиты ценностей и образа жизни, хотя исходят из противоположной логики. Консерваторы за традицию, которой грозят мусульмане, а либералы — за свободу, которой угрожают они же.

Трамп убежден в собственной правоте, в своем роде он настоящий миссионер, что полностью соответствует американской политической традиции. А переполох, им производимый, связан с тем, что миссия, которой он привержен, заключается в разрушении того, что строили его предшественники на президентском посту последние пару десятилетий, — системы глобального американского лидерства в условиях неолиберальной глобализации.

Трамп — не причина изменений, а их следствие. Американский курс после холодной войны исчерпал себя и политически, и экономически — издержки от того, чтобы «управлять миром» не то чтобы превысили дивиденды (доминирование все равно весьма выгодная вещь), но стали очевидными. Появление новых глобальных конкурентов, прежде всего Китая, подвело черту под временем, когда безраздельная власть в открытом мире обходилась относительно дешево.

Уход от лидерства не означает отказа от доминирования. Как написал недавно видный теоретик международных отношений Барри Позен, «хотя администрация Трампа перечеркнула многие столпы либерального интернационализма, ее курс в сфере безопасности остается последовательно гегемонистским». Критикуя происходящий переход, Позен, однако, признает: нельзя исключить, что нелиберальная гегемония окажется более устойчивой, «чем ее либеральная кузина». Снижения цены гегемонии Трамп и его единомышленники хотят добиться фрагментацией системы международных отношений за счет гораздо более высокой степени закрытости на разных уровнях. Протекционизм в широком понимании — от введения пошлин на конкурирующие товары и услуги до барьеров на пути притока людей другой культуры и традиции — главная установка «популистов». Идейные приверженцы трампизма говорят о том, что их лидер — при всех очевидных недостатках этой личности — едва ли не последний шанс Америки и Запада в целом развернуть катастрофическое, на их взгляд, размывание идентичности «Абендланда». Еще чуть-чуть — и все, будет поздно, волна поглотит.

Парадокс всеобщей реакции на Трампа заключается в том, что его идеология нисколько не чужда американской политической традиции. Более того, такие подходы преобладали большую часть американской истории, если посмотреть на весь период существования Соединенных Штатов. Ощущение себя «градом на холме», заложенное в основу политической самоидентификации Америки, может ведь реализовываться двумя способами — через активное навязывание истины миру (как в последние три десятилетия) либо посредством замыкания в себе и «сияния» всем остальным в роли путеводного, но не вполне доступного маяка.

Последний способ был прежде более свойствен американской политике. Довольно символично, что Трамп стал президентом США спустя ровно 100 лет после того, как президент Вудро Вильсон совершил революцию в американской внешней политике — добился вступления страны в Первую мировую войну. Это стало первым шагом к тому самому глобальному лидерству, апофеоз которого настал в конце ХХ века.

Судьба Вильсона вообще может оказаться очень любопытным прообразом судьбы Трампа. Президент, предвосхитивший основную канву внешней политики Соединенных Штатов на десятилетия вперед, оказался в тот момент не понят собственным правящим классом, и конгрессмены провалили вступление США в Лигу наций, придуманную Вильсоном. Президентство закончилось неудачно, зато по прошествии времени Вудро Вильсон оказался в ряду наиболее выдающихся реформаторов американской истории.

Чего добьется Трамп (по своим заявкам — анти-Вильсон), тоже неизвестно. Степень внутриполитического ожесточения в Америке беспрецедентна, а личная ненависть к постояльцу Белого дома крайне остра в истеблишменте и интеллектуальных кругах. Но так же, как Вильсон открыл ворота в новую политическую реальность, запустил следующий политический цикл, Трамп тоже стал рубежом, отделяющим прежний курс от нового. Легко вообразить, что после него президентом — через два с половиной или через шесть с половиной лет — станет политик совсем другого типа и имиджа. Усталость общества от экстравагантности неизбежно наступит. Но другой президент уже не сможет, а скорее всего и не захочет демонтировать ту реальность, которую столь решительно созидает сейчас Дональд Трамп. Другой стиль — да, другое содержание — а зачем? Трамп выполнит всю грязную работу, аккумулирует все возмущение и сойдет с политической арены, оставив своего преемника в завидной позиции примирителя и строителя консенсуса. Но уже на новых основаниях. И в новом мире.

Журнал «Огонёк» №23 от 25.06.2018, стр. 24.


Власти Москвы начали готовить проект по застройке «Горбушки»

До конца года будет разработан проект жилья для программы реновации на месте торгового центра «Горбушкин двор». Об этом сообщил заммэра по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин. Если проект примут, то под застройку будет отдано 20-30 тысяч квадратных метров.


На месте Черкизовского рынка начали строить жилье по реновации

На территории бывшего Черкизовского рынка в Москве начали строить жилье по программе реновации. Об этом рассказал заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин. Он добавил, что параллельно разрабатывается градостроительная документация на другие участки.


Служение благовестия должно соответствовать замыслу Божьему, Его откровению.

Кто не делает так – вольно или невольно служит тьме и смерти.

Б. Джексон

(4:1-2) Посему, имея по милости Божией такое служение, мы не унываем: (2) Но, отвергнувши скрытные постыдные дела, не прибегая к хитрости и не искажая слова Божия, а открывая истину, представляем себя совести всякого человека пред Богом.

Павел говорит здесь о служении, принятом от Бога, указав ранее, что он стал служителем Нового Завета (2 Кор, 3:6). Он подчеркнул контраст между новым и старым, показав превосходство Христа и Его завета. Павел получил милость Божью и, будучи понуждаем этим обстоятельством, он утверждает: «мы не унываем», а напротив, он продолжает осуществлять свое служение, не позволяя ни испытаниям, ни страху удерживать его от этой задачи. Теперь он будет говорить о том, как он трудится.

Перед тем представить «себя совести всякого человека перед Богом», то есть презентовать себя перед людьми, которых ты собираешься учить Слову Божьему, учитель должен сам проверить свое сердце, еще раз засвидетельствовать перед собой и перед еще незнакомыми будущими учениками, что нравственно он чист – он отвергает не только открытые всем окружающим пороки, но и те, которых обычно никто не видит, Это, как правило, самые запущенные и самые опасные пороки, поскольку часто именно они бывают не исповеданы и даже не признаны таковыми. Их устранение – путь к установлению настоящего доверия между учителем и учениками, между

Павел отвергает не только скрытные грехи, он сопоставляет открытое с сокрытым; «скрытное» означает то, что сокрыто с целью утаивания. Говоря о тактике лжеучителей, он дает понять, что они используют обман, а их истинные цели и намерения скрыты от тех, кого они обманывают (срав. 2 Пет. 2:3,19). В этом стихе апостол утверждает, что он не использовал «скрытные дела» и хитрость в своем подходе. Лжеучителя предстают недостойными не только как личности, но и в том, как они используют Слово Божье, которое, по словам Павла, они «искажают». Для них характерны неправильное руководство и стремление ввести людей в заблуждение, что в конечном итоге выливается в искажение Слова (2 Тим. 2:15).

Противопоставление продолжается через сравнение «открывания истины» и обманного использования слова через греховные и «скрытные» побуждения лжеучителей, которые, таким образом, не преподают истину! Провозглашая истину, Павел утверждает, что он и его манера работы с евангельской вестью, представленные Богу, были правильными и уместными пред людьми, поэтому в глубине сердца он мог быть уверен, что его служение ученики используют надлежащим образом. Каждый учитель должен вести себя именно так и именно так обращаться с Божьей вестью!

Б. Джексон, Комментарий ко Второму посланию к Коринфянам Апостола Павла;. Учебно-методическое пособие: ООО «Триада С», Перевод с англ. Киров: 1999.  320с.

Запись Служение благовестия должно соответствовать замыслу Божьему, Его откровению. впервые появилась Мир в Боге.


Покрывало лежащее на сердце, но затем снимаемое благодатью.

Большинство из нас носит на сердце «покрывало Моисея», которое снимается только Иисусом.

Б. Джексон,

«Имея такую надежду, мы действуем с великим дерзновением. А не так, как Моисей, который полагал покрывало на лице свое, чтобы сыны Израилевы не взирали на конец преходящего. Но умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом.» (2 Кор.3:12-14)

Павел утверждает, что жизнь дается Новым заветом, который превосходен в славе и пребывает с нами, давая нам уверенность. Надежда таким образом становится якорем для души (Евр. 6:19). Обладая такой надеждой, мы имеем все основания говорить смело, и Павел утверждает, что мы действуем с великим дерзновением.

Павел не обвиняет Моисея в том, что он говорил невнятно и действовал робко. Напротив, Павел имеет в виду то, что он сам будет говорить просто и понятно, раскрывая волю Господа, не оставляя ничего нераскрытым или спрятанным. Он приводит в пример покрывало Моисея, которым тот накрыл свое лицо, что описано в Книге Исхода 34:29-35. Это покрывало на лице Моисея служило для того, как явствует из примера, чтобы иудеи не увидели временной сущности закона. Как они не могли видеть славу, сходящую с лица Моисея, так им не дано было увидеть приближавшийся конец ветхозаветного периода, когда это покрывало было снято. Позднее им были даны свидетельства приближения Нового Завета, но не теперь.

Наконец, Павел переходит от рассмотрения вопроса о покрытом лице Моисея к рассмотрению покрывала, которое носил Израиль. Это — покрывало не в буквальном смысле, а напротив, покрывало ума или сердца. Израильтяне не соблюдали данный им закон и с течением времени утратили знание и обросли предрассудками, поэтому они не смогли увидеть во Христе Спасителя, когда Он к ним пришел. Павел говорит, что такое положение сохраняется доныне, и утверждает, что это проявляется при чтении Ветхого Завета. Он утверждает, что покрывало по-прежнему там, но во Христе оно может быть снято.

Б. Джексон, Комментарий ко Второму посланию к Коринфянам Апостола Павла;. Учебно-методическое пособие: ООО «Триада С», Перевод с англ. Киров: 1999.  320с.


Москвичам пообещали град в 30-градусную жару

Дождь, гроза и град ожидаются в Москве днем 30 июня. Температура воздуха при этом поднимется до 28 градусов. Скорость ветра составит 5-10 метров в секунду, с порывами до 15-20 метров в секунду. В столице объявлены штормовое предупреждение и «желтый» уровень опасности. Над городом проходит холодный атмосферный фронт.


Личные и безличные модели в христианстве и науке.

Иен Барбур,

Атомный и субатомный мир не может быть объектом непосредственного наблюдения, и его поведение показывает, что он сильно отличается от мира повседневных объектов. Мы видели, что его невозможно представить в виде единой модели, однако отчасти удается понять с помощью теорий, сформулированных вместе с дополнительными моделями, такими как волны и частицы. В религии мы тоже имеем дело с реальностью, которая не может быть объектом непосредственного наблюдения, и которую мы не способны представить. Здесь мы также можем допустить наши концептуальные ограничения и признать роль дополнительных моделей.

Ниниан Смарт прослеживает во всех мировых религиях две основные формы религиозного опыта, описанных в предыдущем разделе: встрече с божественным и мистическое единство. Классическим описанием первой из этих форм служит идея святого, сформулированная Рудольфом Отто (Otto). Она характеризуется чувством благоговения и почтения, тайны и удивления, святости и сакральности. Типичными примерами служат видение Исайи в Храме, призвание Павла и Мухаммеда или явление Кришны Арджуне в «Бхагават Гите». Отклик человека на опыт переживания божественного проявляется в богослужении, смирении и повиновении.

Смарт показывает, что опыт переживания божественного обычно интерпретируется в личных моделях. Верующие считают, что Бог инаков и отделен от них. Подавляющий характер опыта предполагает восторженное отношение к божественному и особую роль трансцендентности, связанные с самоуничижением человека и признанием людьми ограниченности бытия и греховности. Чувство неожиданной охваченности и удерживания представляется свидетельством божественной инициативы, не зависящей от человека. Бездна, лежащая между Богом и человечеством, может показаться столь огромной, что преодолеть ее способно лишь откровение со стороны Бога или божественный спаситель. Уинстон Кинг говорит о «разрыве между поклоняющимся человеком и предметом поклонения». Это выражается в обрядовой символизации персоналистского теизма, такой как жертвоприношение, молитва, литургия и религиозная практика.

Вторая форма опыта — мистическое единство, которое явно имеет общие черты в различных культурах, несмотря на их многообразие. Среди них, как мы уже видели, следует отметить интенсивность, непосредственность, целостное сознание, неожиданность, радость и безмятежность. Реализация этого единения может привести к освобождению от эгоцентризма. Все виды дуализма (человеческое/божественное, субъект/объект, время/вечность) преодолеваются посредством отождествления с Единым, превосходящим время и пространство. Мистицизм выражается более в медитации, созерцании, внутреннем поиске просветления, нежели в общинном богослужении и обрядах.

Мистики с осторожностью пользуются моделями и считают, что объект опыта не поддается описанию. Утверждения от противного говорят лишь о том, что не является божественным. Тем не менее, в работах мистиков аналогии и модели употребляются достаточно часто. Порой союз с божеством уподобляется наиболее тесному союзу между двумя возлюбленными. В других случаях высшая реальность мыслится как Личность, по сути тождественная индивидуальной личности, или как мировая Душа, с которой сливается наша собственная душа. Но чаще для интерпретации мистического опыта используются безличные модели. Личность поглощается пантеистическим Всеобщим, безличным Абсолютом или божественным Основанием. Различие между субъектом и объектом преодолевается всеобъемлющим единством, охватывающим все личные формы. Человек теряет свою индивидуальность подобно тому, «как капля дождя теряет свою индивидуальность в океане».

Смарт полагает, что, хотя для западной традиции характерен личный опыт постижения божественного, а для восточной — мистический, — тем не менее, все мировые религии включают в себя обе формы опыта и оба вида моделей. И в иудаизме, и в христианстве, и в исламе можно найти влиятельные произведения мистического направления, наряду с более привычными образцами личного поклонения. В этих произведениях разрыв между Богом и человечеством сужается, однако дело никогда не доходит до полного отождествления. Ранний буддизм придерживался мистической медитативной практики, однако в буддизме махаяны присутствуют и течения, практикующие личное поклонение вечному Будде и бодхисаттвам (особенно это свойственно буддизму амида). В индуизме путь посвящения личным божествам (бхакти) сочетается с путем медитации, познанием единого и безличного Абсолюта (джняна). Рамануджа развивает личную сторону индуизма, тогда как Шанкара — безличную. Нынешние последователи пути джняна считают, что их взгляды можно скорее назвать недуалистическими, нежели монистическими, поскольку предельную реальность невозможно описать в положительных терминах.

Мне представляется, что о личных и безличных религиозных моделях надо говорить как о дополнительных. Сами последователи личных моделей зачастую первыми признают, что эти модели не вполне адекватны, и что Бог — это не личность в буквальном смысле слова. Иногда они проповедуют, что Бог — это не только личность, и часто используют безличную терминологию (божественное Основание, творческая сила и так далее). А те, кто опирается преимущественно на безличную модель, нередко говорят о любви и благодати, или полагают, что познание безличного Абсолюта происходит через посвящение его личным проявлениям. Любая модель лишь отчасти и в недостаточной мере представляет то, что лежит за рамками обычных категорий мысли. Религиозные модели зачастую —лишь аналогии взаимоотношений, а не определение божественного как такового. Кроме того, некоторые люди по своему характеру могут быть ближе к одним формам опыта и видам моделей, а остальные — к другим.

Относительный приоритет личных или безличных моделей, разумеется, имеет определенное значение. Только личному Богу может принадлежать решающая божественная инициатива. Онтологическое и эпистемологическое расстояние между божественным и человеческим соотносится с идеями исторического откровения благодати и искупления. Западные традиции оставляют больше места для человеческой индивидуальности (которая в своих крайних проявлениях превращается в индивидуализм) и общественной активности, тогда как свойственные восточным традициям поиски внутреннего мира чаще ведут к квиетизму, хотя нередко сопровождаются образцовым состраданием и уважением ко всем формам жизни.

Поскольку модель функционирует в единой сети идей и отношений, я не думаю, что индуистский Брахман, христианский Бог и другие модели, принадлежащие различным религиозным традициям, должны рассматриваться как дополнительные. Однако применение личных и безличных моделей в рамках одной религиозной традиции мы могли бы считать дополнительным, аналогично использованию волновой и корпускулярной моделей в квантовой физике. Более того, признание многообразия моделей в нашей собственной христианской традиции поможет нам оценить модели других традиций, которые могут быть важным вкладом в мир религиозного плюрализма.

Принцип дополнительности позволит нам не считать модели ни буквальными картинами, ни просто полезными вымыслами, но способом частичного символического представления того, что не может быть объектом непосредственного наблюдения. Например, Бога, Царствия Божиего, Духа Святого  и т.д.

Иен Барбур, Религия и наука: история и современность, Научный редактор: Алексей Бодров, © Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2000г. IS B N 5896470371

Запись Личные и безличные модели в христианстве и науке. впервые появилась Мир в Боге.


Матвиенко не права: отдых чиновников в странах, принявших антироссийские санкции — вопрос не этики, а социальной логики.

Получается, за решения чиновников отвечает вся страна, но не те, кто их принимал.

Совет Федерации РФ отказался вводить запрет для российских чиновников на выезд в страны, которые приняли санкции против России. Об этом сообщает РБК со ссылкой на ответ Совфеда, направленный авторам инициативы — Ассоциации предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма «Аванти».

Издание отмечает, что сенаторы рассмотрели идею и сочли ее неконституционной и чрезмерной. В частности, глава аппарата комитета верхней палаты парламента по конституционному законодательству и госстроительству Петр Кучеренко заявил, что Конституционный суд РФ требует соблюдать «баланс конституционно защищаемых ценностей, публичных и частных интересов».

В связи с этим необходимо «использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные конституционно одобряемыми целями меры, соблюдая при этом принципы справедливости, равенства и соразмерности», говорится в его письме.

Кроме того, Кучеренко напоминает про уже существующие ограничения для чиновников и федеральный закон о порядке выезда из России и въезда в страну, согласно которому ограничения на выезд могут быть только временными.

Напомним, идея принять законодательную меру, которая бы запрещала чиновникам и членам парламента проводить отпуск в странах, наложивших санкции на Россию, была озвучена представителями бизнес-сообщества в преддверии сезона отпусков — в мае текущего года.

Авторы инициативы называли недопустимой ситуацию, когда отечественные чиновники проводят свой отпуск в странах, которые ввели в отношении России экономические, политические и «культурные» санкции.

Ранее против инициативы уже высказалась спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она, в частности, назвала предложение бизнесменов «неумным и непродуманным», напомнив, что право отдыхать, где хочется, гарантировано каждому гражданину РФ Конституцией.

newsru.com


  • Свежие записи